Дмитрий Константинов (d_konstantinov) wrote,
Дмитрий Константинов
d_konstantinov

"...Что касается построек этой страны и образа жизни людей, то есть большая разница с нашей родиной. Их жилища можно скорее сравнить со стойлами для скота и свиней, чем с домами; на своем языке они называют крестьянский дом “ката” (Хата). В них под одной крышей располагается скотина (как бы ни называлась) вместе с людьми и их детьми; они должны друг с другом согласоваться, и это приучает их к тому, что один другому предоставляет свои удобства и должен уступать. А для самых маленьких детей, чтобы им не повредили или даже их не сожрали свиньи или они не были бы раздавлены другими, они делают ящик из 4 досок или из содранной с дерева коры, вверху открытый; его они подвязывают лыком к жерди, приспособленной поперек жилья (Очевидно, речь идет о люльке), и туда они кидают бедных маленьких детей, сколько бы их ни было; а если хотят им сделать приятное, то бросают им туда медвежью лапу, или еще какой-нибудь кусок, или еще не дубленую овечью или козлиную шкуру, этим они могут развлекаться; а если они хотят кого успокоить (как мы своих успокаиваем покачиванием), то у них есть свисающий конец лыка, за него они дергают; это дает жерди размах, и ящик носится вверх и вниз так, что я думал, что ребята с восторга перекинутся через доски и сломят себе шею; таков их обычай успокаивать детей, и так как он им очень нравится и идет впрок (как я часто говорил им), то едва ли кто сумеет превзойти их в этом изобретении качать или успокаивать ребят. ..."
"...Пища их состоит из вяленой рыбы или мяса, которые они бросают с зеленью и капустой и еще с чем придется в общий горшок и варят все вместе; это им безразлично, лишь бы здорово наполнить большую деревянную миску, тогда они довольны. При всякой еде пользуются они своими ложками, которые сделаны с коротким черенком и большими лопастями."
..."Напиток их также плох; они бы охотно пили в иных местах воду, но там всюду болота. Я видел как у них стоит нечто выдолбленное из дерева, туда они закидывают сверху свою породу солода, часто более пригодного для свиней, чем для людей, а вместо хмеля у них есть некоторые травы, которые для этого высушены; их тоже кидают туда для вкуса; и когда все смешано, то они заливают его теплой водой и дают остудиться; потом подставляют деревянную бочку и приоткрывают, чтобы могло стекать. На бочке висит большая ложка; кому хочется выпить, тот берет ложку и черпает оттуда; напиток совсем беловатый и слизистый, но они считают его наилучшим, называют на своем языке “тарра”."
"...Их богослужение по уставу должно соответствовать греческой вере, но они об этом мало знают; если их спросить, во что они веруют, то они отвечают, что чему их царь верит, тому верят и они. А спросишь их, чему же он верит, то они говорят: это уже его забота."
"...Касательно самих московитов: по своей фигуре это большей частью крупные, полные люди, с рослым телом, сильными и широкими плечами: притом, однако, очень неуклюжи и не так ловки и проворны, как поляки, которые также редко малорослы; это видно по их движениям и по походке, так как они выступают словно быки. Лица у них также крупные, сверху и снизу имеют сильную растительность, которую отпускают с юности и видят в этом особую авторитетность. Волосы свои они отпускают несколько коротко на самые уши; летом пользуются большими остроконечными шляпами, а зимой большими шапками. Одежда их — длинный свисающий на икры кафтан; на боках он несколько сужен, носят его постоянно нараспашку, а под ним — другую одежду, доходящую до колен; сапоги, заходящие только на икры и подбитые снизу железом. Притом пользуются разными расцветками для своей одежды. {Приписка: на шее московиты не носят ни ворота, ни платка, но по своему достатку прядь жемчуга или зимой прекрасный соболь.)"
"...Что еще о Москве стоит отметить, так это следующее: что, к сожалению, смертный грех Содома там очень в ходу, и что они его почти не карают, как грех, а только оценивают грубым пороком или дурной привычкой. Поэтому в народе считается позорным открыто ездить верхом на кобыле, и можно подвергнуться издевательствам вследствие скверного подозрения."
"...Было бы слишком длительно рассказывать все, что я вспомнил о Москве. А если немногим упомянуть жен и женщин московитов, то таковые с лица столь прекрасны, что превосходят многие нации, и самих их редко кто может превзойти,— если только посчастливится увидать их, ибо они столь бережно содержатся в Москве, и не могут показываться так публично, как у нас. Они ходят постоянно покрытыми, как, по-видимому, и дома, и поэтому солнце и воздух не могут им повредить, но, кроме того, они не удовлетворяются естественной красотой, и каждый день они красятся, и эта привычка обратилась у них в добродетель и обязанность. Они телом стройны и высоки, поэтому их длинные, доходящие сверху до самого низа одежды сидят на них очень красиво. Они, по своему обычаю, сверх меры богато украшают себя жемчугом и драгоценностями, которые у них постоянно свисают с ушей на золотых колечках; также и на пальцах носят они ценные перстни. Свои волосы, будучи девицами, заплетают они в косу и еще [306] украшают жемчугом и золотом так, что это выглядит чудесно, а на конец свисающей косы навешивают они кисть из золотых или шелковых нитей или переплетенную жемчугом, золотом и серебром, что очень красиво; на ногах носят кожаные сапоги разных расцветок. Эта московитская женщина умеет особенным образом презентовать себя серьезным и приятным поведением. Когда наступает время, что они должны показываться, и их с почетом встречают, то такова их учтивость: они являются с очень серьезным лицом, но не недовольным или кислым, а соединенным с приветливостью; и никогда не увидишь такую даму хохочущей, а еще менее — с теми жеманными или смехотворными ужимками, какими женщины нашей страны стараются проявить свою светскость и приятность. Они не изменяют своего лица то ли дерганьем головой, то ли закусывая губы или закатывая глаза, но пребывают в принятом сначала положении. Они не носятся точно блуждающие огоньки, но постоянно сохраняют степенность, и если кого хотят приветствовать или поблагодарить, то при этом выпрямляются, изящным образом и медленно прикладывают правую руку на левую грудь к сердцу и сейчас же изящно и Медленно опускают ее, так что обе руки свисают по сторонам чела; затем они склоняют верхнюю часть корпуса низко, до половины тела, и после такой церемонии возвращаются к прямому положению. Рукопожатие у них также не принято. В итоге они производят впечатление благородных личностей, но должны остерегаться своих мужей, которые им не слишком-то доверяют. И многое еще можно бы порассказать об этой нации, чего я вкратце не могу изложить пером. Довольно и этого."

ЗАПИСКИ АЙРМАННА О ПРИБАЛТИКЕ И МОСКОВИИ 1666—1670 гг.
http://www.vostlit.info/Texts/rus10/Airmann/text1.phtml?id=27
http://www.vostlit.info/Texts/rus10/Airmann/text2.phtml?id=28
Tags: история, русские
Subscribe

  • (no subject)

    не судьба

  • (no subject)

    Хорошая статья с анализом тенденций выбора победителей в фотоконкурсах посвященных дикой природе.

  • (no subject)

    Очередное забавное о фотоконкурсах.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • (no subject)

    не судьба

  • (no subject)

    Хорошая статья с анализом тенденций выбора победителей в фотоконкурсах посвященных дикой природе.

  • (no subject)

    Очередное забавное о фотоконкурсах.…