March 11th, 2008

(no subject)

День работника органа наркоконтроля нынче.
Радость необычайная.

Вспоминается случай восьмилетней давности, как ехали мы в Вологодчину на трех джипах (кто поохотиться, а я поснимать) и остановил нас в ночи патруль. Все машины перетрясли, рюкзаки повытряхивали, документы проверили и карманы ощупали. Ничего не нашли.
Отъехали мы от этого дела на километр, съехали на проселок и решили на всякий случай провериться. Рассея ж как никак.
Очень быстро, как в дешевом кино, на дне одного из рюкзаков обнаружился пакет с характерным белым порошком.
Порошок ссыпали в кротовью нору, зверушкам на радость и заровняли, а пакет сожгли. Проверили все еще раз, ничего не нашли и поехали.
Уже через пару километров останавливает нас другой патруль. Все в бронежилетах и с автоматами. Давно, говорят ждем... Ноги на ширину плеч, мордами в капот. Полтора часа восемь человек машины и барахло перетряхивали. Безрезультатно.
Так и живем...

(no subject)

Кто-нибудь в курсе, как пишутся на японском следующие имена: Ольга, Александр, Юрий, Элеонора, Алла, Григорий, Ирина и Артем?

1906-1912 гг, Дальний Восток

Солидарность и взаимная поддержка друг друга, трезвость, приспособляемость к окружающей обстановке, расчет только на свои силы среди китайцев и вечные ссоры, пьянство и ни на чем не основанное право на пособие со стороны казны среди русских, у которых почему-то сложилось убеждение, что казна должна содержать их все время, пока они живут на Дальнем Востоке. ...
Китаец и русский переселенец, одновременно водворившиеся в крае, через год-два живут уже совершенно различно. Китаец сразу же начинает пахать землю и, собрав осенью хлеб, на зиму уходит в горы на соболевание. Русский же, ничего не знающий о крае, долго не может освоиться, несмотря на то, что он получает от казны некоторое пособие. Вследствие этого уже на второй год новосел-китаец живет гораздо лучше русского новосела.
В характере китайца есть симпатичные черты - это внимание к чужим интересам, солидарность между собою, взаимное доверие и поддержка, оказываемая друг-другу.
Китаец говорит: "Помоги только одному своему соседу, и тогда вам жить легко будет, но помоги так, что бы попавший в беду действительно мог бы подняться на ноги. Маленькая подачка не есть помощь. Если не можешь помочь, как следует, то оставь несчастного самого бороться со своим несчастьем!"
В большинстве случаев у русских "хозяин и работник" - два враждебных лагеря. Исключения крайне редки. Совсем другое наблюдается у китайцев. Я ни разу не видел, что бы хозяин понукал работника и что бы работник уклонялся от работы и ругал бы своего хозяина. Все это выходит у них как-то просто, естественно, само собою. Договор у китайцев - это святое дело. Он действительно нерушим, и обязательства с той и с другой стороны исполняются до конца.
...Китайцы не живут одиночно, а по несколько человек. Даже там, где собирается их двадцать и тридцать человек, нет ссор или они бывают крайне редко. На другой день после ссоры те же китайцы работают опять вместе с таким видом, как будто они и не ссорились вовсе.
В этом отношении русские переселенцы представляют полную противоположность китайцам. Где соберется их три или четыре человека, там на другой уже день начинаются ссоры, и вслед за тем начинается умышленная потрава пашен друг у друга.
Сколько на моих глазах разорилось хороших хозяев только потому, что рабочие их бастовали в самую критическую минуту, сколько рухнуло артельных предприятий только потому, что компаньоны их перессорились между собою и не довели дело до конца!

В.К. Арсеньев
Китайцы в Уссурийском крае