September 30th, 2005

про потребности

Беру для журнала интервью у Андрея Полушкина (http://www.polushkin.net). Если кто его не знает, да и хрен с ним. Значит вы не интересуетесь цифровой графикой. Проехали.
Разговор тут зашел об интересном, но темном. Если кому есть что сказать не банальное, пишите.

Д.К.:
Интересен механизм возникновения потребности к творчеству. Как живет обычный мужчина в те моменты времени, когда предоставлен самому себе? Проснулся, сходил в туалет, накидал на лицо воды, поел, заскучал, выпил пива, ага, через час футбол, посмотрел матч, поскучал, выпил пива, освободилось место в желудке, поел, вздремнул, поковырялся в машине, поел, посмотрел кино (посидел в Интернете), воспользовался женой, заснул. День прожит не зря.
А как строится день человека отягощенного созидательным началом? У меня это самое начало проявляет себя сразу после пятого акта жизнедеятельности. Появляется навязчивые мысли: «Время не ждет! У меня куча работы!», «Что бы поснимать, еще не снятого?», «Жизнь уходит. Нужно что-то делать»
Если я их игнорирую и провожу день как нормальный человек, остается чувство неудовлетворенности. Чувство это вызывает дискомфорт и отравляет существование. В данном случае занятие творчеством является защитой от негативных эмоций и попыткой оправдать свое существование.
А.П.:
Мне кажется, что потребность к творчеству это врождённое. Человек рождается либо с ней, либо без неё. Ребёнка можно научить рисовать, фотографировать, играть на пианино или вышивать крестиком, но если в нём нет творческого начала, скорее всего это никогда не станет потребностью. Этот механизм сидит в нас с рождения, тихонечко тикает, как часовая мина, и ждёт своего часа, для того что бы проявить себя. Сначала понемногу, в малых дозах, он начинает впрыскивать свой сладостный наркотик в неокрепшее сознание, вызывая первую эйфорию от того, что пятна облупившейся штукатурки, например, вдруг принимают очертания сказочных персонажей, а растительный узор на обоях живёт, разрастается и колышется от сквозняка. Ты пока ещё не можешь выразить это в словах или образах на бумаге, ты ещё просто созерцатель. Ещё нет неотвязного желания удержать, запечатлеть, зафиксировать на бумаге то, что видишь ты и не видят другие. Позже приходит это желание и начинается мучительный период поиска своего материала и овладения им. А потом, много лет спустя, ты вдруг обнаруживаешь, что ты законченный наркоман. Зависимость такая сильная, что проведя день-два в бездействии, в тщетной попытке отдыхать как нормальный человек, начинаешь чувствовать жуткую смесь из скуки и угрызений совести по поводу пустой траты времени. Человек становится потерянным для общества. Жене он говорит, что он у любовницы, любовнице, что у жены, а сам в мастерскую, студию, лабораторию и работать, работать, работать…